May 8th, 2016

Мазепа

Я давно вважаю, що Мазепа і Бандера - це герої, нав'язані нам ворожою пропагандою.
Феміністки вірять, що чоловіки знають краще: що чоловіки собі роблять - те і є добре, давайте і собі так робити.
А українці вірять, що москалі знають краще: кого російська пропаганда найбільше сварить, на того ми повинні молитися.
Обзивають мазепинцями чи бандерівцями - то давайте "назло кондуктору" цим пишатися.

Мазепа двадцять років вірою і правдою служив царю, зміцнював російську державність на українській землі, запроваджував кріпостне право, придушував запорожців.
А потім порахував царя ослабленим і вирішив зіграти свою гру.
Все, його ім'я стало маркером "ізменніков", царська пропаганда стала називати українських патріотів мазепинцями.
Пам'ятаєте, що сказав Петро1 Кочубею і Іскрі? Нагадаю, ті йому правдиво доповіли, що Мазепа домовляється зі шведами. А Петро1 заявив, що скоріше повірить чорту, аніж не повірить своєму другу Мазепі, і віддав доносчиків на тортури.

Ще ось написали, не знаю чи правда:
1. До Петра Мазепа успел предать польского короля
2. После Полтавы очень быстро Карл ХІІ приставил к гетьману караул из своих солдат - ибо Мазепа стал искать прощения Петра и Карл не хотел остаться в дураках.
3. Если почитать совокупность документов той эпохи, то выясниться, что Мазепу волновало не столько незалежність України, сколько создание государства для себя в роли монарха. Именно этим и объясняются его кульбиты.
По п. 2 - рос.источники об этом не пишут, а вот шведы рассказывают.

Почему Запад болен Россией

Пора признать:
На Западе господствует навязчивая идея, что с Россией нужно дружить и договариваться, как с равнохорошим партнером.
В полный рост эта идея встала в 1991 году, когда формальное препятствие в виде коммунизма отпала.
Но родилась еще в годы брежневской разрядки.
А может, еще раньше, в день совместной победы над Германией. Кроме прочего, на Нюрнберге отмазали СССР за Катынь.
С какого-то бодуна приняли Россию в G8. Хотя G7 - это был клуб исключительно цивилизованных государств, даже без Турции.

Мотив европейских элит понятен: не можешь ограбить родину - хотя бы продай ее, и то деньги.
Единственное, за чем следит европейская общественность - чтобы власти ее не грабили. Потому для элит самое выгодное - продаться крупной тоталитарной стране, например России (ибо в тоталитарной стране элита богата и могущественна) и проводить политику, выгодную России, а что эта политика невыгодна собственной стране - общественность не заметит, людьми легко манипулировать.

Но чем руководствуется западная общественность, одобряя шашни с Россией?
(легче понять - с Китаем и Саудовской Аравией, которые сами дружественны к Западу)

Думаю, дело в том, что на Западе царит антимода на фашизм.
Западные элиты легитимизируются тем, что они победили Гитлера, а сами издревле являются его противоположностью (что ложь).
Каждый голопупенко, который хочет стяжать уважение общества, демонстрирует, что не имеет ничего общего с фашистами (да, такое доктринерство порождает и оппозицию).
"В мире есть полюс добра (мы) и полюс зла (или несколько полюсов зла)" - это звучит шовинистично.
Кто хочет прослыть пацифистом - тот видит в мире два равных полюса добра. На роль второго полюса сгодилась Россия, как вчерашний противник в Холодной войне.

Запад - действительно полюс добра (не идеальный, но куда лучше прочих полюсов). И именно в силу своей доброты, ему неуютно в этой роли. Чем Россия цинично пользуется.

Мне не удивительно, что есть полюс добра.
Запад - это не континент, не цвет кожи, не религия и не языковая группа. Это приверженность прогрессивным ценностям.
Япония - часть Запада, далековосточная узкоглазая языческая Япония. Южная Корея, Тайвань, Турция - тоже почти там.
На любой планете все демократические державы будут одним лагерем: дружба вокруг общих ценностей, к тому же демократии не любят воевать, потому им легче подружиться с себе подобными.
Что демократический лагерь тяготеет к одной части света, в нем доминирует одна раса, одна религия и одна языковая группа - неудивительно: культурные мемы более лучше распостраняются от человека к человеку, живущему близко и этнически близкому.
Но эта ситуация создает соблазн: стыдиться приверженности "Западу", дабы не прослыть шовинистом.