October 10th, 2016

Сперва человека, потом инвалидность?

Меня возмущает новомодная форма речи "человек с инвалидностью" (а "человек с аутизмом" вдвойне возмущает, но сейчас не о том).
Как я слышал, сами инвалиды не одобряют эту формулу, а продвигают ее те, кто варит на инвалидах бабло.

Официальное обоснование: надо считать инвалида прежде всего человеком, а уж потом отмечать, что он не может ходить или не видит.
Ну да, надо.
Но помогает или мешает этому фигура речи "человек с инвалидностью"?

Первобытные люди верили, что, чтобы быть магом и повелевать любой вещью - достаточно узнать ее истинное имя.
Эта уловка рассчитана как раз на такое примитивное мышление: если в фразу добавишь слово "человек", да еще и перед словом "инвалидность" - то и будешь видеть прежде всего человека, а лишь потом его инвалидность.

Но лингвопсихолог или просто человек, который всю жизнь следил, как слова влияют на мысли, должен понимать, что оно работает наоборот. Вместо одного слова "инвалид" - целых три: "человек с инвалидностью". На инвалидности человека таким образом заостряется внимание. Не только ты о ней думаешь втрижды дольше (пока звучат три слова, а не одно), но ты должен постоянно следить за своей речью и избегать употреблять короткую форму вместо длинной. Это очень даже заставляет видеть прежде всего инвалидность, а потом человека.

Зато те люди, чьим единственным источником хлеба насущного является воспитание в обществе правильного отношения к инвалидам, никогда не останутся без работы.