Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Ракка

В каком мире живет Крокодил Гена?

Кто-то вникал, когда смотрел мультик?

Большинство жителей города - люди. В том числе - вся милиция и все пионеры.
У Гены с Чебурашкой был проект "Домик друзей". Все одинокие горожане были собраны, чтобы вместе построить дом и таким образом подружиться между собой.
Все или почти все участники этого проекта - звери, разных видов.

Люди - господствующая и\или титульная раса.
Другие расы - разрознены и забиты. Жираф не гордится тем, что он жираф, не дружит ни с другими жирафами, ни с бегемотом, наверняка жалеет, что не родился человеком, и сокрушается, что люди не хотят с ним дружить.
Гена с Чебурашкой солидаризировали их и подняли самоуважение.

Интересно, это какая-то аллегория?
На что намекал автор? Автор - Успенский, тот же, что придумал Простоквашино, он сейчас, несмотря на возраст, участвует в демократической оппозиции.
Национальные меньшинства?
Инакомыслящие, неформалы?
Сексуальные меньшинства?
Нейроотличные?

А может, подобное устройство мира, в котором живет разумный крокодил, казалось автору настолько самоочевидным, что он даже не задумался, справедливо ли это?

P.S. Я говорю именно о мультике, книгу не читал.

Начинаю гордиться своей страной ;)

http://stzozo.livejournal.com/859573.html?thread=4004277#t4004277
...я живу не в России, а в Украине.
И здесь я наблюдаю такую ситуацию: подавляющее большинство мужчин - за равенство (патриархальных даже высмеивают: мол, какой же ты убогий человек, что тебе надо за счет женщины самоутверждаться); большинство же женщин сугубо патриархальны, некоторые - феминистичны до отвращения (лично я не хочу иметь ничего общего с этими агрессивными животными), а адекватных предельно мало (потому что сесть на шею мужику банально выгоднее). Любой знакомый мне мужчина (киевлянин или около того) гордился бы своей женой, если бы она была независима, а вот подавляющее большинство женщин ее бы не одобрили.

Что нам делать с Даймондом

См. для затравки критику Еськова: http://afranius.livejournal.com/109373.html

Книга "Ружья, микробы и сталь" разбирает причины неравного развития народов.
Основной вывод - небелые расы необязательно глупее нас, но для развитии цивилизации нужен сложный комплекс факторов, прежде всего - наличие животных и растений, пригодных для культивации.

Меня беспокоят два вопроса:
1) Действительно ли Даймонд, манипулируя фактами, прибедняет небелые народы, убеждая читателей, что им выпали худшие природные условия?
2) Если исправить недочеты Даймонда - изменится ли основной вывод книги?

Книга - не для средних умов, ее надо читать вдумчиво.
Еськов критикует поверхностно, на что ему указывают комментаторы.
Зачем упоминать лося - Еськов же сам понимает, что это трудное животное?
Еськов ставит в заслугу евразийцам одомашнивание яка. Но надо понимать, что одомашнить трудное животное больше шансов имеет тот, кто уже одомашнил простых животных.
Даймонд указывает на важную деталь: что животные и растения, полезные для культивации, и географические местности, удобные для цивилизованной жизни, должны встречаться кучно; достижения цивилизциии лучше распостраняются по непрерывным линиям вдоль паралелей. Например, колесо и ручная лама до Колумба так и не встретились, потому что между ними - длинное расстояние по пространствам, непригодным для цивилизации.
Вообще, следует понимать (о чем и пишет Даймонд), что цивилизации развиваются по формуле десять шагов вперед - девять назад. Если у кого-то однажды что-то получилось - это еще не значит, что оно войдет в обиход. Новшество, как минимум, должно оказаться рентабельным.

Однако Даймонд действительно ни разу не заикнулся, что в теплых краях можно собирать два урожая в год.
Боюсь, ему действительно важнее было обосновать правильную идеологию, чем найти истину.
Почему не одомашнили капибару - конечно, интересно, но он и так много пишет про разные небелые народы.

В том обсуждении также заметно, как охотно расисты пялят на себя терновый венок, сплетенный для них услужливыми политкорректорами.

Перечитывая Дольника

http://ethology.ru/library/?id=208#_ftnref4
В.М. Хайтов

Произведения В. Р. Дольника вызвали массу споров, которые не утихают уже более десяти лет. Однако, анализируя полемику, идущую, например, на форуме данного сайта, я стал испытывать некоторое недоумение по поводу позиции, например, психологов, с одной стороны, и «чистых» этологов – с другой. Вместо того, чтобы искать пути синтеза, проводя сравнительный анализ позиций, они вступают в совершенно непродуктивные дискуссии, пытаясь показать, что этология человека (пусть даже и в варианте Дольника и его последователей) – это мифотворчество, рассчитанное на неспециалистов.

Если не оставлять в стороне вопрос о соотношении строго-научного и увлекательного в научно-популярных произведениях[1], то неужели у критически настроенных авторов повернется язык утверждать, что в произведениях Виктора Рафаэльевича написана полная чушь? По-моему, если читать его произведения без розовых или темных очков (а лучше с лупой), то в его текстах есть разумные зерна и немало. На мой взгляд, его произведения, очень хорошо популяризируют тот раздел биологии, который принято называть сравнительной этологией. Если отбросить ряд явных недостатков его работ, о которых речь пойдет ниже, то В.Р. Дольник, очень полно раскрывает структуру и содержание этологии, делая ее понятной для широкого круга читателей. Откуда школьники и студенты (не специализирующиеся в области изучения поведения) узнают об аппетентном поведении, фиксированных комплексах действия, релизерах и инстинктах? И выбор объекта (человека) для достижения этой цели был сделан совершенно правильно. Едва ли будет обширным круг читателей у произведения, описывающего поведение зяблика в строгих этологических понятиях (в этом смысле, например, книга Е. Н. Панова «Бегство от одиночества» абсолютно проигрывает).[2]

Однако дискуссии, периодически разгорающиеся по поводу этологии человека зачастую идут совершенно неконструктивно. В них нет задела для совершенствования критикуемых работ. Поэтому периодически возникает желание написать некоторый текст, в котором недостатки этологии человека были бы хоть как-то высвечены без эмоций, не с позиции «такого не может быть» или «вы не читали произведений имярек», а на основе каких-то логических рассуждений. Предлагаемый вашему вниманию текст содержит попытку такой критики (возможно неполной и несовершенной).

Collapse )
Все, что излагает В.Р. Дольник мне, как биологу, близко и понятно. Не вызывает сомнения и продуктивность этологического подхода к анализу поведения человека. Знание инстинктивных основ поведения позволяет на рациональной основе достичь очень многого, например в педагогике. Бесспорна ценность этологических знаний и в таких областях как психиатрия, реклама, дизайн и т.д. Однако поле изучения поведения человека (и практики использования этого знания) столь плотно засажено психологами и социологами, что естественно приводит к мощнейшей конкуренции. Эта конкуренция еще более усиливется в связи с тем, что науки о поведении человека во многом переплетаются, заимствуя как понятийный, так и методический аппарат друг у друга. К сожалению, это взаимопроникновение пока не привело к какому-то синтезу (по крайней мере, в России), хотя все признают, что он возможен и необходим.

Конкуренция идей всегда сопряжена с определенной критикой. При этом конкретные научные разработки в области этологии человека (статьи, результаты наблюдений и экспериментов) обычно обсуждаются мало, и за основу для критики противники этологического подхода берут некоторые обобщающие произведения. Я не буду оригинален, так как анализ даже тех немногих работ, посвященных научным исследованиям этологии человека, с которыми я знаком, был бы, вероятно, мало уместен в рамках небольшого эссе. Я буду рассматривать работы В.Р. Дольника, как некий «фасад» всего здания этологии человека[3]. Во взгляде этого автора, зоолога, на поведение человека, изложенном в популярной форме, есть ряд недоговоренностей, которые, казалось бы, очевидны, но без эксплицитного рассмотрения этих тонких нюансов вся этология человека (по крайней мере, в том виде, как ее излагает В.Р. Дольник) становится колоссом на глиняных ногах. Ниже я попытаюсь рассмотреть некоторые из таких больных мест, в которые, конечно же, непременно ткнет оппонент, для которого рассмотрение человека в компании птиц, зверей и детей – вещь совершенно неприемлемая (а таких людей немало). Уж лучше эти дыры увидим мы – биологи и подумаем, как их залатать.

Дыра первая. «А является ли этология человека наукой?»
Collapse )
Данный эксперимент на человеке поставить совершенно немыслимо. Перенесение знания о других животных (даже филогенетически близких) мало кого убеждает. Виктор Рафаэльевич сам признал в своем интервью редакторам сайта, что эта проблема практически лишает этологию человека будущего.
Collapse )
Иными словами, жесткая установка на изучение именно «биологической части» поведения человека, оторванной от социокультурного влияния, приводит к тому, что этология человека оказывается лишенной очевидного предмета исследования (в лучшем случае она сужается до «этологии младенцев», «этологии некоторых аспектов брачного поведения» и т. п.). Принятие же в сферу анализа и социокультурной составляющей поведения делает этологию малоотличной по содержанию от того, что уже делают психологи и социологи. Кстати об этом…

Дыра вторая. «А в чем, собственно, разница?»

Этология человека достаточно резко дистанцируется от психологии, позиционируя себя, как часть зоологии. И в работах В.Р. Дольника это много раз подчеркивается. Поведение человека, по крайней мере, в основе, рассматривается как результат действия врожденных инстинктов. Социокультурные же напластования маскируют проявление генетически обусловленных паттернов. Трудно с этим поспорить зоологу, читавшему Лоренца. Однако считается, что психологи, читавшие Фрейда, не согласны с таким положением. Давайте посмотрим на базовые положения классической этологии.
Collapse )
Впрочем, этологи никогда не сводили все поведение к действию ВПП, уже в работах Лоренца вскрылась огромная роль импринтинга в формировании поведения животного. То есть основа складывается не только из действия генов, но и корректируется теми переживаниям, которые произошли в критические периоды жизни организма. А чем это существенно отличается от концепции индивидуального бессознательного Фрейда?

Вообще тема соотношения этологического и психологического подходов крайне интересна и требует специального рассмотрения. Однако никто не будет спорить, что главное отличие этологической парадигмы от парадигм гуманитарных наук заключается в широком применении сравнительного подхода, когда поведение человека рассматривается в одном ряду с поведением других видов. Вот оно зоологическое «know-how»! О нем и поговорим.



Дыра третья. «Блеск и нищета сравнительной этологии»

Сравнительный метод – основа основ биологии. Благодаря нему появилась возможность не только систематизировать все многообразие организмов, но и поставить вопрос об эволюции существ. В своих работах В.Р. Дольник этим методом пользуется постоянно. При этом схема рассуждений сводится к тому, что называется типологической экстраполяцией – у вида А так, значит, и у вида В, относящегося к тому же таксону, что и вид А, будет так же.

Вот характерный пример. Поза угрозы у многих животных связана со вполне определенными ФКД, направленными на увеличением размеров тела. Все замечательно и красиво, а главное, дает возможность для очень широких сопоставлений (генералы, набивающие себе кители ватой, чтобы выглядеть солиднее, мантии и парики, увеличивающие размеры иерарха). Однако представим себе обратную ситуацию – мы встретили животное, которое стало демонстрировать увеличение размеров тела. Сможем ли мы однозначно сказать, что это животное нам угрожает? Думаю, что не всегда.

Описанная выше ситуация очень хорошо знакома палеонтологам. Одно дело, когда организм дан нам в собранном виде, и мы обычно можем найти у него какие-то части тела, ранее нам известные. Другое дело, когда мы имеем кучу разрозненных остатков, которые надо собрать в нечто. С поведением то же самое. Если мы видим поведение животного как часть некоторого процесса (например, мы знаем, что животные конкурируют и выясняют отношения), то сопоставления проходят легко и гладко. Если взять некоторый отдельно наблюденный двигательный паттерн (даже если он постоянно повторяется разными особями) то однозначно сказать, с чем связан данный паттерн, сложно, и это будут, скорее, некоторые спекуляции, которые оппонентами могут и не быть приняты. В отношении человека все еще осложняется тем, что сходное поведение может быть обусловлено как действием неких ВПП, так и действием встроенных привычек, основанных на культуре той среды, в которой живет человек. Так, например, многое ли вы можете понять о человеке, если он вам улыбается?

Тем не менее, палеонтологи как-то реконструируют облик вымерших животных и про найденную кость могут сказать, откуда она взялась. В основе их уверенности лежат принципы, разработанные сравнительными морфологами. Собственно, еще Лоренц считал этологический подход «морфологией поведения». Принципы морфологического анализа (к сожалению, в неявной форме) широко используются в сравнительной этологии. Центральным же понятием в морфологии является понятие гомологии. Только те части, которые занимают сходное положение в целом организме можно именовать одним термином и экстраполировать на них информацию, например, о функциях. Пресловутый пример с крылом птицы и передней конечностью млекопитающего демонстрирует этот подход. Очевидно, что, говоря о сходстве поведения человека с поведением других животных, мы говорим именно о гомологиях. Так, например, паттерны поведения самцов в период ухаживания за самками (инверсия доминирования, дарение подарков и т.п.), вероятно, являются гомологичными у разных видов приматов. В противном случае вся сравнительная этология не имеет смысла. Но как это доказать?
Collapse )


Дыра четвертая. «Этологические гипотезы»

В.Р. Дольник пишет, что в химерах (в частном случае в драконах) совмещаются черты трех исходных для гоминид врагов: змеи, кошачьих и хищных птиц. Все замечательно. Однако вот другая, не менее «этологическая», трактовка: дракон – это зафиксированный отбором облик, ну скажем, динозавра, которые, может быть, водились когда-то в центре происхождения приматов. Учитывая почтенный возраст нашего отряда, – вполне могли пересечься, а гены определяющие такое поведение остались. Понятно, что первая версия кажется обоснованнее. А почему? Какие тому логические основания? Или такой пример: по мнению В.Р. Дольника в образе амфоры прослеживается женский торс. Я, лично, с этим совершенно согласен. Но поди докажи свою точку зрения человеку, который считает, что это наиболее технологичная форма для изготовления сосуда на гончарном круге. Сравнительный метод в данной ситуации бессилен, так как обезьяны горшков не лепят и драконов не рисуют.

Таких примеров, когда не ясно, на каких основаниях производится выбор между конкурирующими гипотезами, можно найти массу. Вопрос в том, что, как тестировать (то есть фальсифицировать) такие гипотезы, этологами, занимающимися поведением человека, просто не ставятся. По крайней мере, я пока не нашел ни одной работы, в которой давался бы разбор методологических принципов тестирования этологических гипотез.

Есть и другой сорт гипотез, которыми, впрочем, грешат многие области биологии, связанные с эволюцией. Речь идет о гипотезах адаптивной значимости признаков. Априори считается, что некоторое свойство, возникшее в ходе эволюции, когда-то привело к повышению приспособленности организма, что дало дополнительный шанс в борьбе за существование, ну и т.д. Критически мыслящие биологи давно подтрунивали над эволюционистами и говорили, что непонятно чему больше удивляться – чудесам естественного отбора или остроумию эволюционистов, давших адаптивную трактовку признаку. Если в остальной биологии от вульгарного адаптивного толкования признаков давно отказались, то в этологии все это сохранилось (особенно в этологии человека). В работах В.Р. Дольника таких примеров – море.



Дыра пятая. «Открыты ли сады гуманитариев для этологичеких прогулок?»
Collapse )

Чем отличается мужской и женский сексизм

Мужчина-сексист относится к жене, как к животному.
Женщина-сексистка относится к мужу, как к роботу.
Общее - то, что человек считает и животное, и робота своей собственностью, и использует их для своих целей.
Различие - в принятии решений.
Человек решает все за животное (считая его неразумным), но роботу поручает принятие решений, оставляя за собой право выставлять оценку.

Николай II любил убивать кошек

Последний российский самодержец, которого РПЦ к лику святых причислила, очень любил убивать беззащитных зверушек. Людей, положим, тоже охотно убивал, хоть и не лично. А вот зверушек – лично. Причем все эти его похождения тщательно фиксировались. Вот, например, перечень подвигов императора за 1902 г.:
Им собственноручно истреблено:
Медведей – 6 Барсуков – 48 Волков – 20 Хорьков – 263 Лисиц – 140 Белок – 640 Русаков – 341
Беляков – 1568 Кроликов – 3 Бродячих собак – 899 Кошек – 1322 Фазанов – 228 Ястребов – 1255
Глухарей – 52 Сов – 273 Тетеревей – 133 Соек – 775 Рябчиков – 22 Ворон – 3341 Воронов – 13

А вот как выглядел обычный день «святого страстотерпца» (выдержка из его собственного дневника):
«Гулял с Дмитрием в последний раз. Убил кошку.
Погулял еще и убил трех ворон.
Гулял и убил ворону.
Гулял и убил 4 вороны.
Гулял, убил двух ворон.
Ездил на велосипеде и убил 2 ворон.
Убил ворону».

Подсчитано, что за свою жизнь Николай II убил порядка 20 тысяч кошек! Шариков из подотдела чистки с его «давили мы их, давили» мог бы только позавидовать…

http://islamecology.livejournal.com/554325.html#comments
со ссылкой на
http://bookz.ru/authors/nikolai-ii/nikolajii01.html
http://kp.ru/daily/24436/603289/
http://ttolk.ru/?p=8799

Бесполым животным не нужна видовая солидарность

Видовая солидарность есть у существ, которые могут размножаться половым путем: те виды, у которых ее нет, имеют меньше шансов выжить.
Но здесь важно, что вид - это совокупность особей, могущих иметь общих потомках. Его обьединяет забота об общих потомках.
У существ, размножающихся только вегетативно и партеногенезом, общих потомков быть не может.
Зачем же им видовая солидарность?

Пословицы

Сам себя не похвалишь - в лес не убежишь
После драки кобыле легче
После драки в зубы не смотрят
Сколько волка не корми - все равно два раза бегать
На безрыбье и баба с воза пригодится
На безрыбье и рак свистнет
Не так страшен черт, как коту масленица
Плохому танцору не вырубишь топором
Голод не тетка - вылетит - не поймаешь
Терпение и труд плохому танцору все перетрут
В тихом омуте и батька легче бить
Один в поле борозды не испортит
Цыплят по осени свинья не съест
Как баба с воза - так и собак кормить
Рак не свистнет - кобыле легче
На безрыбье сердцу не прикажешь
Взялся за гуж - полезай в кузов
В большой семье яйца мешают
Не лезь поперек батьки под лежачий камень
Сытый голодному не говори "гоп"
Не так страшен черт, как пророк в своем отечестве
Любишь кататься - полюбишь и козла
Рожденный ползать лежачего не бьет
Дареный конь платежом красен
Не плюй в колодец, пока не перепрыгнул
Пока жареный петух не клюнет - сердцу не прикажешь
Цыплят по осени не вырубишь топором
Баба с возу в поле не воин
Сколько пророка не корми - а он в своем отечестве
Свою рубашку маслом не испортишь
Бабу с воза ноги кормят
Семеро одному в зубы не смотрят
Одна голова - хорошо, ближе к телу
В чужом глазу своя рука владыка
В чужом глазу коту масленица
Не бей лежачего - пригодится напиться
Дареному коню кулаками не машут
В большой семье по-волчьи выть
Гусь свинье борозды не испортит
В тихом омуте кобыле легче
Сытый голодному в зубы не смотрит
Слово - не воробей - в лес не убежит
Седина в бороду, да зуб неймет
Сытый голодного маслом не испортит
Не так страшен черт где раки зимуют
На безрыбье кулаками не машут
На безрыбье черти водятся
После драки яйца мешают
Под лежачий камень силком не затащишь
Не плюй в колодец - за уши не оттянешь
Не плюй в колодец, не зная броду
В большой семье черти водятся
Сытый голодному платежом красен
В чужом глазу зуб неймет
Кто не работает - свинье не товарищ
У семи нянек рыльце в пушку
Как на охоту идти - так и дитя без глаза
Две головы лучше - людей насмешишь
В тихом омуте с головы гниют
После драки говорят вслух
Гусь свинье яйца мешает
Нет пророка где раки зимуют
Плохому танцору все равно два раза бегать
Баба с возу - потехи час
В большой семье все перетрут
Старый конь - кобыле легче
После драки до свадьбы заживет
Рожденный ползать - в своем отечестве
Мал золотник, да яйца мешают
Плохой танцор летать не может
Под лежачий камень не убежишь
Работа не волк - вылетит - не поймаешь
Сколько волка не корми - в лес не убежит
Седина в бороду - до свадьбы заживет
Один в поле - бес в ребро
Гусь свинье клин клином вышибает
Один в поле, а все равно в лес смотрит
После драки гусь свинье не товарищ
Не буди лихо в своем отечестве
Взялся за гуж - скоро состаришься
Седина в бороду - сердцу не прикажешь
Терпение и труд до свадьбы заживут
В тихом омуте полюбишь и козла
В большой семье всех не перестреляешь
С волками жить - в семье не без урода
После драки - по-волчьи выть
Нашла коса плохого танцора...

http://www.fsstudio.com/art/pv.html