Tags: личное

Ракка

Синдром неуместных приставаний

Я этим грешил в возрасте с 17 до 26 лет.
Проявляю какое-то околосексуальное внимание к девушке, которой это вовсе не нужно, либо в неподходящий момент. Легко предсказать, что девушка разозлится, но я почему-то это делаю.

Мой мудрый друг диагностировал у меня комплекс. Дескать, комплекс верит, что девушки меня презирают, и ему постоянно хочется в этом убедиться. Он это привязал к подростковой травме. Вообще, в отрочестве я был чрезвычайно застенчивым и высокоморальным. Однажды в школе девочки пытались насильно меня раздеть. Этот шокирующий случай выпал из памяти: маме рассказали, а я удивился, мол не было ничего подобного. Следует понимать, что "выпал из памяти" - это не по-настоящему. Подобное часто бывает у детей, а у взрослых считается тяжелым недугом. Мозг обманул сам себя, запретив вспоминать шокирующие событие. Если оно столь ужасно, что неприятно даже вспоминать - то давай запретим себе вспоминать, логично? А вот и нелогично. Запретное воспоминание остается в подсознании, и оттуда портит тебе жизнь. А ты ничего не можешь с этим поделать, ибо сознанию запрещено прикасаться к этому воспоминанию.
В общем, друг предложил простой рецепт исцеления, я последовал, помогло волшебным образом. Выбрал из своих подруг подходящую, рассказал ей все это, она выслушала и посочувствовала, и я ее погладил за плечи, но грамотно, так, что ей это было приятно.

У меня до сих пор иногда проявляется синдром неуместных приставаний, но редко. (думаю, не чаще, чем у среднего мужчины). Либо с некоторыми старыми подругами, с которыми я привык жить с этим комплексом, либо если я о девушке очень мечтаю, а она держит дистанцию.

Я люблю все анализировать и давать логичное обьяснение.
У квазика должна быть четкая структура.
Размышляя и прислушиваясь к своим чувствам, я наконец понял его структуру.
Зачем я в неподходящий момент прикасаюсь к девушке или отпускаю сальной комплимент? Хочется убедиться. Что меня не сотрут в порошок. Какой-то голос внутри меня твердит: девушки меня ну настолько презирают, что за неуместное приставание могут стереть в порошок. Ужасный факт, правда? Даже жить не хочется. К счастью, все не настолько плохо, этот голосок врет. Девушка, конечно, нахмурится, но простит. Хочешь проверить и убедиться? Ну тогда просто... Бе-е-е.
Суть квазика - моя глубокая вера, что девушки меня презирают. Но квазик хитрый, он расщепился на "злого следователя и доброго следователя". Его "злая" ипостась - идея, что девушки меня презирают очень сильно. Это очень неприятно, но явно неправда, что я и жажду опровергнуть. Опровергать получается. "Добрая" ипостась квазика поздравляет меня: видишь, девушки тебя презирают не так уж сильно. Но на фоне этого, я получил подпитку для квазика как целого: все-таки девушки меня презирают, вот экспериментальный факт. На самом же деле квазик являет одно целое: ключевой момент здесь "презирают", а "не так уж сильно" и "а вдруг все-таки очень сильно" - это с какой стороны посмотреть.

Фанат ли я техники безопасности

Сам я себя считаю таковым.
Но некоторые люди могут считать меня сорвиголовой.

Кажется понял:
Я готов ради безопасности делать дополнительные усилия (например, на виндсерфинг всегда надену жилет), но не готов уменьшать цели.

Вчера моя бабушка вдруг зашла в воду и проплыла метров тридцать.
Я, конечно, плыл рядом. Понимая, что маму на берегу крючит от страха, мне и самому было страшно, но я не подавал виду.
Думал: начнет тонуть - я ее вытащу, с помощью других купающихся.
Но этот заплыв очень полезен для ее самоощущения. Почувствовать, что не растеряла физическую форму. И даже настолько полагается на свое тело, что смогла доверить ему свою жизнь. И телу и разуму. Бабушка как раз правильно приняла решение, когда возвращаться: возвращаясь, она начала фыркать в тот момент, когда под ногами уже было дно.

В этом году случится то, чего бабушка давно боялась: ее наконец погонят на пенсию.
Она опасается, что без работы будет деградировать.
Вот я и не хочу, чтобы она чувствовала себя немощной.

Вспоминаю, как ко мне в детстве относились родители: не ограничивали мои действия ради безопасности, хотели, чтобы я вырос самостоятельным.

Я так серьезно отнесся к бабушкиному заплыву, потому что помню, как сам плавал по 400 метров, что для меня опасно. Это ни с чем не сравнимое чувство: полная ответственность за свою жизнь, телу не позволено лениться.

Иногда я думаю, что просветленные люди будут жить в скворешниках: каждый день лазая с задействованием всех мышц и с каплей риска, всегда будешь здоров.

Человеку, чтобы быть в хорошей форме, нужно ставить непростые задания и решать их. Возможно, с каплей риска. Где совсем нет риска - там, к сожалению, и сложности нет. А занимаясь только простыми задачами, человек не развивается и даже деградирует. Ибо тогда нет острого стимула развивать и поддерживать в себе навыки.

Не идет мне на пользу борьба с феминизмом

Самые интересные люди перестают со мной общаться.
Некоторые - потому что просто впали в глубокое увлечение феминизмом и я, мужчина, стал ненужен.
Некоторые - потому что я отказывался жить в статусе вечновиноватого.
Но большинство все-таки из-за моих гневных постов по этому вопросу.

Феминизм - это бяка, избирательно поражающая самых лучших людей. (неудивительно, почему - я когда-то писал подробно)
Я долгое время придерживался моратория на эту тему, но человек, ради которого это делалось, так и не оттаял. Не оценил.
Ну и ладно, баба с воза - волки сыты, есть сало, но не для кота.
Но ведь и с другими людьми та же картина.
Напрашивается решение: вечный мораторий на эту тему.

Но я же Друг Бога.
Что важнее: быть правым или быть счастливым? Для меня важнее - чтоб во все будущие времена все люди были счастливы. Ради этого я готов и терпеть несчастье, и признавать свои ошибки.
Если б я поговорил с Богом - что бы он мне посоветовал?
Догадываюсь: если заблуждение избирательно поражает самых лучших людей, значит, это особо опасное заблуждение, с ним обязательно нужно бороться. (Был период, когда я по этим же соображениям ходил в тоталитарные секты и пытался разубедить их адептов.)
Но борьба вроде бы плодов не дает, а я людей теряю.

Возвращение в большую воду

Несколько лет назад я сам научился плавать на длинные дистанции.
Секрет был в следующем: когда плывешь - не стремись к тому, чтобы доплыть до цели, а стремись к тому, чтобы выйти на стабильный режим плавания.
400 метров была моя норма.
Но однажды я чуть не утонул. Переплывал залив, и ровно на середине сбилось дыхание.
Проблема в том, что я не умею отдыхать лежа на воде (ноги тонут).
Я после этого эксцесса сразу переплыл еще два узеньких залива, нарочно, чтоб не развился страх воды.
Но с тех пор признал дальнее плавание в одиночку слишком опасным.
Однако, и плавать вдоль берега на длинную дистанцию у меня не получалось. Не хватало силы воли. Уставал. Надо полагать, в разные щели просачивалась паника.
Вчера я решил ее подавить. И проплыл вдоль берега до прибрежного островка. Потом оказалось, что это 250 метров, а плыл я в 50 метрах от берега.
Свой страх перед водой я диагностировал как простую психологическую проблему, которую можно решить, просто подавив силой воли.
Это как простой узел (на языке топологии - тривиальный): можно развязать, просто сильно потянув за концы.
А бывают и сложные узлы, где нужно расковыривать веревку, хвататься за нее в нужных местах и тянуть в нужных направлениях. Если же дурак пытается развязать сложный узел, просто таща изо всей силы - узел будет только сильнее затягиваться.

Распознавательная слепота

Сегодня мне понадобилась щетка для мытья посуды.
Несколько минут я ее искал по всей кухне и не мог найти.
Я точно знал, что она есть - сам купил несколько дней назад. Более того, намедни я занимался другими делами и она мне попадалась на глаза.
Помня, что со мной такое бывало и раньше, я воскликнул: "Уверен, она лежит прямо у меня перед носом".
И стал внимательно разглядывать то, что было перед носом.
И действительно, щетка лежала прямо у меня перед носом.
А найти я ее не мог по следующей причине.
Я искал желтую щетку. В родительской квартире была желтая.
А я себе купил сиреневую.

Неожиданно стал самым пробивным в семье

Пришли на пляж с мамой и бабушкой, людей было много.
Для подстилки было только одно хорошее место, но ровно посередине этого места торчали чьи-то тапочки. Мама с бабушкой принялись раскладывать подстилку в другом месте, в надежде, что со временем эти тапки заберут и можно будет переместиться. А я громко спросил: "чьи тапки", и хозяин моментально нашелся и тут же их забрал.
"В семье" - это громко сказано: не знаю, как бы справились с задачей другие члены семьи. Самая пробивная у нас сестра.

Удивительно в сравнении с тем, каким робким я был несколько лет назад.
Как сказал мой друг по другому поводу, ему неудивительно, "То, как легко я игнорирую общественные нормы, нетрудно повернуть в плюс".