Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

1975: Саблин - второй "лейтенант Шмидт"

http://www.liveinternet.ru/users/3155073/post102596380/
8 ноября 1975 г. капитан 3-го ранга Валерий Саблин поднял восстание на большом противолодочном корабле «Сторожевой» с целью смены партийно-государственного аппарата.

БПК «Сторожевой» прибыл в Ригу из Балтийска для участия в морском параде.
После праздников корабль должен был встать в док в Лиепае, в связи с чем весь штатный боекомплект к мощному вооружению (за исключением стрелкового оружия для экипажа) был сдан на временное хранение в береговые склады.
Поздним вечером 8 ноября 1975 г. незадолго до полуночи со «Сторожевого» на швартовую бочку по канатам перебрался старший лейтенант В.Фирсов. Замеченный вахтой стоящей рядом подлодки «Б-49», он был снят и поднят на борт. Выслушав мокрого и продрогшего старлея командир ПЛ, капитан II ранга Светловский, просто отказался верить в реальность рассказа о произошедшем на «Сторожевом» - Светловский знал Саблина лично.
Тем не менее, его переправили на берег, и Фирсов повторил оперативному дежурному по флоту свою сенсационную новость – на «Сторожевом» восстание!
И еще более шокирующая подробность – руководит этим восстанием ЗАМПОЛИТ корабля!
Кто поверит в такое?! Никто и не поверил.
Решили, что лейтенант что-то не так понял. (В некоторых источниках говорится, что его приняли за пьяного, и даже посадили на офицерскую гауптвахту(!), но это неверно.) Пока вызывали начальство, пока оно добиралось, а затем разбиралось, «Сторожевой» снялся с якоря, вышел из парадного строя и пошел по Даугаве в Рижский залив.
Но даже самовольный выход корабля не заставил поверить в ошеломляющую новость.
Решили, что корабль выходит на плановый ремонт в Лиепае, по ошибке(!), перепутав время(!).
Командующий флотом вице-адмирал Косов в начале четвертого ночи попытался выйти на связь с БПК, но он не отвечал на вызовы и продолжал движение в сторону Ирбенского пролива.

Этому предшествовало следующее.
Когда экипаж смотрел кинофильм «Броненосец «Потёмкин», Саблин зашел к командиру «Сторожевого» капитану II ранга Потульному и сказал, что гидроакустики затеяли жуткую пьянку в гидроакустическом посту. Командир тут же бросился в пост гидроакустиков, расположенный в носовой выгородке, ниже ватерлинии. За ним поспешил и Саблин. Едва Потульный протиснулся в пост, Саблин задраил за ним дверь. Он не хотел подвергать боевого офицера унизительной, хотя и неизбежной в этом случае процедуре ареста. Командир найдет в рубке его письмо и все поймет.
Затем он собрал офицеров и мичманов в кают-компании и объявил, что принял командование кораблем и намерен вести его в Ленинград. Там Саблин хотел встать на якорь рядом с легендарным крейсером «Аврора» и огласить по государственному телевидению свои требования: свобода слова, борьба против семейственности и привилегий партийных бюрократов, подлинный социализм(!).
Их было 29, - 15 офицеров и 14 мичманов, - против одного Саблина. 6 офицеров и 11 мичманов сказали, что поддерживают его. Остальных изолировали в кубриках мичманов.
После окончания фильма Саблин обратился к матросам. Он говорил о коррупции в верхах, о том, что власти транжирят национальные богатства России, разоряют страну и ее народ - необходимо выступить по телевидению, рассказать правду и добиться, чтобы страной руководили честные люди, а не ставленники семейных политических династий. Такими словами пересказал следователю речь Саблина матрос Максименко, а матрос Шеин добавил: «После его выступления началось всеобщее воодушевление. То, о чем мы толковали меж собой в курилках, вдруг прозвучало во всеуслышание. Это было как праздник. Чувство достоинства пробудилось в каждом. Мы людьми себя почувствовали».
Кто спланировал показывать фильм о мятеже на военном корабле именно перед выступлением Саблина – до сих пор не известно. Возможно, эта была случайность, возможно, специальная операция неизвестных соучастников Саблина. Матрос Шеин был единственным, кто пошел за Саблиным осознанно, догадываясь о последствиях. Для остальных то был минутный порыв, проблеск несуществующих воспоминаний, разогретых революционным броненосцем, неожиданное приключение.
И все же та минута была саблинской: 164 матроса из 165 сказали «да». Позднее почти все отрекутся от своего «да», - кто сам, а кто под давлением, - и осудят Саблина. И только 18 останутся на его стороне.
Валерий Саблин долго готовил себя к этому моменту, но не готовил других, рассчитывая на их порыв.
Collapse )