Tags: политкорректность

Што скажете, политкорректоры?

Вот как мотивируют травлю Тейлора:

"Решать же за людей, что им должно не нравится сильнее, что слабее, а где им стоит помалкивать - несколько странно, не сказать сильнее. Большинство людей указания, что им надо чувствовать и по какому поводу воспринимают без энтузиазма...
Про рубашку Тейлора, кстати, можно буквально тоже самое написать. Изрядной части женщин не нравится. Это просто наблюдаемый факт. Учить их, что им должно нравиться, а что нет - странно, по меньшей мере. Ну а дальше люди договариваются, как умеют. Но попытка начать переговоры с отрицания или обесценивания чужих чувств обычно провальна. "

И вот что думает об этой логике моя френдесса olga-smir:

"Ну и вот. Например, изрядной части российских граждан не нравятся...ну геи, скажем (феминистки, кстати, похоже тоже, да и много ещё кто). Это просто наблюдаемый факт. Учить их, что им должно нравиться, а что нет - странно, по меньшей мере, как сообщает нам глас цивилизованного мира. Решать же за людей, что им должно не нравиться сильнее, что слабее, а где им стоит помалкивать - несколько странно, не сказать сильнее. Большинство людей указания, что им надо чувствовать и по какому поводу воспринимают без энтузиазма - также вполне резонно и поучительно замечает он.
Ну ок. Не будем начинать переговоры с отрицания или обесценивания чужих чувств к геям, не говоря уж о гей-парадах, что бы мы сами по этому поводу не чувствовали и не думали (а я, например, лично гомофобию резко осуждаю). Начнем договариваться, как умеем.
Ну вероятно, приведем какие-то аргументы насчет того, что геи такие же граждане, что нельзя их просто убивать, сажать, лишать прав, как бы они не напрягали и не оскорбляли чужие чувства.
Ну и, возможно, нам удастся достичь компромиссного варианта - типа "пусть себе делают что хотят у себя дома, но не демонстрируют и не пропагандируют в общественных местах, где я с моим ребенком хожу, подобно т. Моррет, не знающей, как идти с взрослым сыном мимо сексистской рекламы".
Т.е имеем на выходе нечто вроде закона о запрете пропаганды гомосексуализма, или как его там, если не нечто похуже.
Можно продолжить и подставить в это уравнения любые, всем известные, переменные и тоже выйдет отличный результат.
Тут есть некоторые возражения. Ведь автор цитаты писал о людях - т.е. о жителях цивилизованного мира. А не о зверье из восточного мордора, приводить которых как пример тожелюдей столь же странно, как и предполагать в них какие-то чувства вообще. Разумеется, ни о каком договаривании с ними не может быть и речь, речь может идти лишь о дрессировке, и кусочком сахара - это в самом лучшем случае.
Но и тут не все так просто. Ведь то, что "изрядной части женщин" что-то там не нравится, это всего лишь видится автору, причем, из Израиля относительно американских женщин. Так-то никто этих женщин, не говоря уж о мужчинах, никогда не считал.
Да и результаты американских выборов, да и не только американских, заставляют несколько усомниться в этой картине единого мнения жителей цивилизованных стран относительно новых негласно принятых договоренностей.
Ок, даже и в цивилизованных странах есть свое быдло, которое и портит результаты (и любит рубашки с голыми бабами), а умные и образованные, культурные люди как раз как никогда едины в своих социальных и культурных предпочтениях - есть и такая гипотеза. Впрочем, это тоже всего лишь гипотеза, Сколько помню, в поддержку того же Тейлора, раз уж о нем зашла речь, высказались разные ученые и даже целый мэр Лондона, если уж о бизнесе - его рубашка имела бешеный коммерческий успех, а вот чем занимаются девушки, плевавшие ему в лицо со страниц газет и журналов, кроме того, что купаются в мужских слезах, о чем и сообщают прямо на своих футболках и фотографиях - одному Богу известно."

Я знаю, что скажут: дескать, рубашка Тейлора дурно влияет на общество.
И опять же, кто и с какими полномочиями может решать, что на общество влияет хорошо, а что дурно?
Может ли в России быть принята аналогичная резолюция, что "пропаганда гомосексуализма дурно влияет на общество"?

Дебилизация человечества

Могу молчать. Но надоело.
Задрали статейки вроде "не дефект, а особенность"

Вряд ли в дебилизации человества есть злой умысел. И кто мог бы быть злоумышленником - демоны, масоны, Лига Плюща? Но конечная точка тенденции, которую Клайв Льюис подметил еще полвека назад (читать "Баламут предлагает тост") именно такова:
Дебилы - соль земли. С ними надо не только носиться, но и восхищаться ими и равняться на них.

Зло хорошо действует под прикрытием добра.
Начали с самого очевидного добра: с заботы об инвалидах телесных.
И здесь посеяны первые семена, вроде бы безобидные:
Стало неполиткорректным признавать тот факт, что быть неходячим или незрячим - это жизнь менее интересная, а общественные расходы на жизнедеятельность такого человека выше. Чтобы защитить инвалида от комплекса неполноценности и от чувства вины, а всех нас - от высокомерия к инвалиду и обиды на него, договорились эти факты отрицать. Казалось бы, что плохого в этой добренькой лжи? Никто ведь не будет нарочно себе или своему ребенку рубить ноги или выкалывать глаза.

Следующим шагом стали те, к кому я имею отношение: аутисты. Я сам аутист и занимаюсь с аутистами, и благодарю судьбу, что, когда я был маленьким - этого слова никто не знал.
От инвалидности тела перешли к инвалидности разума. Сейчас модная тема - заботиться о трудных аутистах, создавать им особые условия. А также, как и с телесными инвалидами - доказывать друг другу, что быть умственным инвалидом ничуть не скучнее.
Для этого этапа выбрали аутистов, а не олигофренов, по важной причине: аутист талантлив в какой-то области, стало быть, есть возможность убедить пипл, что быть аутистом не скучнее, чем обычным человеком.
Но ложь, почти безобидная в отношении инвалидов, здесь становится пагубной. Если рубить ноги ребенку нарочно не будут, то прививать беспомощность - пожалуйста. От родительского отношения практически не зависит, отвалятся ли у ребенка ноги, зато очень зависит, научится ли он самостоятельности. А зачем прививать ребенку самостоятельность, если нам из каждого утюга твердят, что быть беспомощным "человеком дождя" - это даже интереснее, а дополнительных расходов не требуют (наверное, Бог субсидирует).
На самом деле, допускать инвалидизацию человека - это преступление. Экономическое преступление против общества (кому-то придется его содержать) и духовное преступление против самого человека (его жизнь будет скучна).
Чтобы у исполнителей была чистая совесть - опять же строчат научные и ненаучные доказательства, что недостатки, характерные для аутистов - неустранимы. И даже умилительны.
Большую негативную роль сыграл фильм "Человек дождя".

Далее последует этап восхищения олигофренами. И он уже начался, см. фильм "Форрест Гамп". Поскольку у олигофрена не хватит ума кого-то обмануть, а у человека, с которым с детства носятся, не возникнет такой надобности - можно приписывать ему искренность, верность и всевозможные добродетели.
На примере аутистов пипл уже приучают, что быть умственно беспомощным - ничем не плохо.
Большинство людей втайне ненавидят знания, так как это инструмент пытки, которому они подверглись в школе. Так что элемент, легитимизирующий аутиста, легко будет признать необязательным, потом - ненужным и даже вредным.
Придет время, и будет считаться, что самые счасливые и самые нравственные люди - это олигофрены.

А потом будет считаться хорошим тоном равняться на слабоумных.
И получится мир, какой воображают некоторые антиутописты: в котором остались одни дураки.

Гендер. Пожалуйте бриться!

Недавно вся Украина переругалась. Парламент ратифицировал конвенцию о противодействии домашнему насилию, но исключил или пытался исключить из нее понятие "гендер".
Не читал, но догадываюсь, что туда включили это понятие для защиты трансгендеров.
Но...

Знаете, какая в Индии сейчас засада?
Государство и прогрессивная общественность давно и безуспешно борется с кастовой системой.
На заре современной индийской государственности, в конституцию включили пункт "государство обязуется трудиться над эмансипацией членов низших каст".
А теперь хочется сказать "нет никаких каст", но не получается.
Засада в том, что существование каст признано Конституцией.

Вот так и с гендером будет.
Мы сейчас наплодим конвенций для особой защиты людей от издевательств на гендерной почве, а потомкам это понятие станет поперек горла. Нельзя будет сказать "не судите о человеке по гендеру, ибо это вымышленное понятие", так как существование гендера будет признано в тысяче основополагающих конвенций.

Мы, аутисты, не хотим умилять вас своей недоразвитостью!

Попалась вот фразочка, касательно войны:
Русские шовинисты... представляют Украину как страну вареников, "чорнявих дівчин" і дурноватих "вусатих дядьків" (в смешных широченных штанах), що дудлять горілку і готовы танцевать гопака в любой момент... они хотят, чтобы мы навсегда оставались фольклорным народом, ублажающим их взгляд девственной недоразвитостью и наивностью.

Прочитал и срезонировала боль касательно аутистов и даунов, которым навязывают именно такую роль: забавлять достопочтенных нейротипиков своей девственной недоразвитостью и наивностью.
Поэтому меня столь типает любая слащавая риторика в этой теме. В том числе, кстати, термин "солнечные дети".

Напомню:
К аутистам (и вроде бы к даунам) есть три господствующих порочных подхода.
Позавчерашний: это биологический мусор, запереть в интернаты с глаз долой и тихо гноить. А еще попросить генных инженеров предотвращать их рождение.
Вчерашний: надо сделать их нормальными, топором вырубить все признаки ненормальности, стрекалом надрессировать на признаки нормы. И опять же, предотвращать рождение.
Сегодняшний: аутисты и дауны, конечно, ко взрослой жизни неспособны, но они могут быть талантливыми, а еще они очень умилительны, поэтому пусть рождаются и пусть живут как живут.

Донедавнего мне нравился термин "солнечные дети", обозначающий даунов (понимаю стремление уйти от слова "даун", давно ставшего ругательством).
Я думал, жизнерадостность и доброжелательность - их фундаментальное свойство. Но мне попадались только несоциализированные дауны. Лишь один социализированный: попрошайка в метро, но тут уже профдеформация.
Так вот, недавно кто-то мне рассказывал про даунов, идущих по пути социализации. Оказалось, они куда более настороженные и недоверчивые, чем сверстники-нейротипики.
Вот я и понял: "солнечность" даунов - не более чем нежелание воспитателей учить их сложностям жизни.

Не могу также не вспомнить "удивительно недобрую девушку": я с подругой о чем-то спорил, она меня жестко критиковала, и тут собеседница из около-аутичной тусовки "вступилась" за меня: мол, Юра не способен понять тонкости эмоциональной сферы и социального устройства, так что неча меня третировать. Ведь наверняка искренне верила, что делает мне добро, унижая меня. Довольно типичное поведение для этих кругов. И признаюсь, я почти повелся. К счастью, сама "удивительно недобрая девушка" резко отреагировала, оперируя иноземным словом "эйблизм".

Дебилизация во имя справедливости

Это явление встречается и в образовании, и в работе, и даже в компьютерных играх.

ЕГЭ. Сначала умные люди забеспокоились: а вдруг некоторые школьники получают на выпускных экзаменах плохие оценки, потому что учителю не понравился цвет их глаз? Надо сделать справедливо. И сделали вместо экзаменов тесты "обозначь клеточку с правильным ответом", результат которых любой дурак оценит одинаково. Школьные учителя, вместо учить детей, становятся заинтересованы в том, чтобы натаскать на сдачу этих тестов. А для этого глубина знаний не требуется, тут оптимальным будет процесс вроде дрессировки.

Французские университеты. Власть решила сделать справедливо и отменила вступительные экзамены. В любой университет принимают при наличии приличного аттестата. И университеты наполнила отборная дурость, которой лишь бы бездельничать вдали от родителей, да еще строчит жалобы на преподавателей, якобы заставляющих их напрагать извилины.

Политкорректные льготы и квоты для приема на работу уязвимых меньшинств. Но как проверить: работодатель отказал в приеме на работу женщине потому, что она женщина, или потому, что недостаточно квалифицирована? Вообще исключить человеческий фактор! И людям ради карьерного роста надо не учиться хорошо работать, а выполнять формальные требования.

СтарКрафт. Поединки между людьми должны быть справедливыми? Поэтому для поединков используется унифицированный набор карт. И получается: чтобы стать чемпионом - надо отточить алгоритм игры на определенной карте. Потому военные считают эту (да и все прочие) игру бесполезной для обучения.

Удачное словечко "афр"

Я уже давно пользуюсь этим словом собственного сочинения, и с удовольствием отмечаю: все понимают, ни разу мне не пришлось обьяснять, что это значит.

Почему это важно:
У Пелевина есть следующая теория (я уже писал). Американские белые полицейские слишком часто стреляют в афров, потому что у них невроз. Слово "негр" до такой степени табуировано, что хоть раз произнести его означает чуть ли не испортить себе биографию. Когда нужно обсудить это слово - то говорят или пишут эвфемизм "N-слово". В то же время, невозможно исключить слово из внутреннего диалога. Ты можешь, под страхом обвинения в расизме, или по добровольному противодействию расизму, говорить и писать "чернокожий", но думать при этом все равно будешь "негр". Это получается очень болезненный невроз. Смотришь на человека, мысленно обозначаешь его словом, и тут же покрываешься холодным потом от страха, что это слово может сорваться с языка.
Я к этому добавляю:
Исключить слово из внутреннего диалога можно. Но только если новое слово не менее удобно в употреблении, чем старое. Речь - это инструмент мыслей, а инструмент должен быть удобным, точным и не громоздким. Речь стремится к оптимизации. Даже если запретить человеку говорить и писать удобное слово - он все равно будет это слово думать.
Вполне понимаю стремление американцев избавиться от слова "негр": в рабовладельческую эпоху оно было не только обозначением расы, но и синонимом раба.
Но для людей африканской расы нет слова, более удобного, чем "негр". "Человек африканской расы", "афроамериканец", "чернокожий" - слишком длинно. Проигрывает короткому слову: речь не должна быть громоздким инструментом.
"Черный" - слишком неконкретно. У этого слова слишком много значений, на свете слишком много черных обьектов, как в прямом, так и в переносном смысле. К тому же, оно имеет негативный оттенок. Проигрывает слову "негр", имеющему лишь одно значение (пусть и подмоченное). Говоришь "черный" - сразу надо напоминать себе, что речь идет именно о человеке, причем о его расовой принадлежности. А сказал "негр" - сразу ясно, о чем речь.
Слово "афр" я считаю оптимальным: оно и короткое, и не имеет других значений, и понятно его происхождение (от африканского континента), так что дополнительного труда по запоминанию значения слова не требуется.

Хотелось бы придумать слово для синдрома Дауна.
Почему мне не нравится "солнечный" - напишу как-то в другой раз.
Может, найти знаменитых людей с этим синдромом и использовать их имена?

Сперва человека, потом инвалидность?

Меня возмущает новомодная форма речи "человек с инвалидностью" (а "человек с аутизмом" вдвойне возмущает, но сейчас не о том).
Как я слышал, сами инвалиды не одобряют эту формулу, а продвигают ее те, кто варит на инвалидах бабло.

Официальное обоснование: надо считать инвалида прежде всего человеком, а уж потом отмечать, что он не может ходить или не видит.
Ну да, надо.
Но помогает или мешает этому фигура речи "человек с инвалидностью"?

Первобытные люди верили, что, чтобы быть магом и повелевать любой вещью - достаточно узнать ее истинное имя.
Эта уловка рассчитана как раз на такое примитивное мышление: если в фразу добавишь слово "человек", да еще и перед словом "инвалидность" - то и будешь видеть прежде всего человека, а лишь потом его инвалидность.

Но лингвопсихолог или просто человек, который всю жизнь следил, как слова влияют на мысли, должен понимать, что оно работает наоборот. Вместо одного слова "инвалид" - целых три: "человек с инвалидностью". На инвалидности человека таким образом заостряется внимание. Не только ты о ней думаешь втрижды дольше (пока звучат три слова, а не одно), но ты должен постоянно следить за своей речью и избегать употреблять короткую форму вместо длинной. Это очень даже заставляет видеть прежде всего инвалидность, а потом человека.

Зато те люди, чьим единственным источником хлеба насущного является воспитание в обществе правильного отношения к инвалидам, никогда не останутся без работы.